вторник, 20 октября 2009 г.

Сказки нашего двора. ч.1

Не стреляйте в пианиста. Он играет как умеет.


- Дочка, устраивайся на моих коленях поудобнее. Я расскажу тебе сказку, ты давно просила... да, я помню, что ты ее просила пять лет назад, но когда-нибудь надо ее рассказать. Итак.
Сегодня гроза, тебе немного страшно, но я рядом и расскажу историю, которая недавно...

В общем, случилась эта сказка, а может, и не сказка за тридевять земель, в тридесятом царстве, на улице Герцена, сразу за аллеей тополей, в наши, да немножко не наши дни. Наши - потому что жили в нем такие же добрые и одинокие мальчики и девочки, а не наши - потому что не вымерли там еще драконы, а верные псы и гордые кошки, как и у нас, помнили, как говорить с людьми, но, в отличие от нас, пока еще разговаривали.

Дочка, ты еще не уснула? Порядочные дочки иногда что-нибудь спрашивают по ходу сказки и смешно шмыгают носом, чтоб обозначить присутствие, а то как с трупом разговариваешь.

Впрочем, драконы водились только в замках Европы да горах Тибета, а мы перенесемся к нашей маленькой девочке, в небольшой городок то ли около Новосибирска, то ли около Могилева. Главное ведь то, что там была аллея тополей, немного лето, потому что летом оно как то душевней, и вдалеке синела речка, но очень вдалеке. Туда девочка ходила редко и только с отцом, который был всегда занят, поэтому он находил для нее время не каждое лето.

Наша девочка… кстати, я забыл ее представить – давай с ней познакомимся, ее
Таня зовут…

…правильно спрашиваешь, дочка, девочка не была декомпенсированной сиротой и у нее, конечно же, была мама – невысокая стройная брюнетка

Мама пыталась навести порядок в квартире, в характере младшего брата Тани, который как раз орал благим матом, требуя добавки десерта (ему можно - он был очень мелкий). Еще мама наводила порядок в личной жизни - ведь мама была красивой брюнеткой - но об этом лучше не говорить папе, у нас же все-таки сказка.

Мама как раз хотела попросить Таню помыть посуду (у нас хоть и сказка, да-да, именно так, есть драконы, но нет скатертей самобранок), но огонь на себя вызвал младший брат, уронив кастрюлю с кашей. Мама словесно выразилась, и Тане с братом стало тут же ясно, как важно использовать контрацепцию современной девушке, особенно стройным брюнеткам.

Тут и начинается наше повествование.

Пользуясь случаем и надеясь, что мама справится сама, Таня нацепила мокасины, взяла колчан стрел, томагавк, сумку через плечо, прошмыгнула во двор, рванула на аллейку и скрылась из поля зрения мамы за живой изгородью.

Танька шла не наобум, не погулять просто так. Она давно вышла из пубертатного возраста и сейчас шла к Петьке в гости, он жил то ли недалеко, то ли неблизко, на улице Восточной.

Не затем, что ты подумала, шла Таня – у нас сказка все же.
Рано тебе еще об этом думать, дочка, ты не засыпай кстати там.


Танька шла к Петьке, потому что у него папа был - самый настоящий моряк самого настоящего дальнего плавания. Он привез из Австралии кота, который теплыми летними вечерами иногда рассказывал истории из своей не такой короткой жизни… Жизнь была длинной и - судя по огромному количеству отсутствующих частей шкуры - насыщенной событиями.

Кот устраивался на подоконнике, грелся на солнце предзакатном и заводил какую-нибудь историю, обязательно с зубастыми акулами, глупыми собаками динго и непонятными кенгуру. Взрослые солидно пили коньяк и чай в комнате, дети собирались под окном во дворе и замирали, прислушиваясь.

Кота уважительно звали Хатуль Мадан, что, конечно, давало поводы усомниться в истинно австралийском происхождении кота, но эти подозрения никто не озвучивал - уж больно интересные истории он рассказывал. Сегодня как раз был такой теплый вечер, и Хатуль должен был вспомнить очередную историю.

У Таньки тоже был питомец или сокращенно Пит. Так звали ее ньюфаундленда. Он, как и все домашние псы, умел говорить, но уметь говорить и уметь - это же разные вещи. Он не мог рассказать Таньке историй хотя бы потому, что был молод, немного трусил выбегать дальше ближайших окрестностей и был чуток лопуховат, однако не менее любим. Танька не позвала его с собой, собираясь к Хатулю: хоть коты и псы и умеют говорить, они все еще не умеют договариваться.

Танька села на пятнадцатый трамвай, который как раз шел до Петькиного дома. Во втором вагоне было пусто, забравшись в него, она включила плеер, там зазвучали слова "Эти трамвайные пути, прут меня лет с пяти". Трамвай дружески задрожал, дернулся и поехал. Под потряхивания и мерный стук Таня, как и все натуры с тонкой талией, длинной косой, коротким умом и отзывчивой душой, любила поразмышлять о жизни. О том, как соскучилась по тишине… которой давно не слышала, братик все же… о том, как ей разобраться сейчас со всеми своими небольшими и важными проблемами… приятно было подумать об Антоне... или Витьке.... можно было помечтать о Петьке, том самом сыне моряка… Да, она была немного влюблена в него, хоть он и был на четыре года старше, умней, серьезней и взрослее. Но он относился к Таньке совсем-совсем всерьез.

Можно же было девочке помечтать, да, дочка?

Еще под стук трамвая можно было подумать о том, что вот-вот у Таньки в жизни произойдет что-то важное, счастливый поворот - ну, например, Петька ее поцелует или папа купит айпод, или они с мамой наконец-то дошьют то платье.

Вот уже поворот в Петькин район.
Вон, первый вагон медленно повернул, а мы пока стоим…
Вот и мы поехали...
«Стоп, - подумала Танька, - какой к чертовой матери «первый вагон повернул, а мы стоим?»

Но мы уже не стояли, а медленно поворачивали направо... Первый вагон уезжал в Петькин район; и Таня не испугалась, но забеспокоилась. Трамвай дальше рельс не уедет, скорость небольшая, мостов и обрывов в городе не было, так что ничего страшного отцепившийся и катившийся сам по себе трамвай не представлял. Но было все равно неприятно и непонятно.

Она даже перестала радоваться, что в вагоне нет кондуктора и она едет бесплатно. Сейчас очень хотелось поговорить с кем-нибудь о возникшей проблеме, но было не с кем.

Вагон медленно, не спеша катился.... На улице не было пустынно, не моросил дождь и не дул пронизывающий ветер - у нас не триллер, а сказка. Было солнечно, на лавках сидели бабки и влюбленные, целовались, болтали, пили пиво и квас…

Кто из перечисленного чем из перечисленного занимался - придумай сама, дочка, в меру своей распущенности и потом расскажешь мне, а я подумаю, давать ли тебе деньги еще на газировку или уже на противозачаточные.

Так вот, Танька не спеша катилась в трамвае... хотелось что-то сделать, позвать на помощь... но было как-то глупо, несолидно, поэтому она все так же сидела, только вытащила наушники, да выключила плеер - и слушала трамвай.


Спасибо за художественную и моральную поддержку. А также за часть текста и образ.

2 комментария:

  1. а продолжение сказки будет?? интересненько)))
    у вас я гляжу творческий союз образовался)))

    ОтветитьУдалить